Чт, 14 Ноября, 2019
Липецк: +3° $ 63.85 70.42

Человек и закон

Евгений КОЗЛОВ | 20.09.2016

В незапамятные времена жил в земле обетованной царь Соломон. Строитель знаменитого Иерусалимского храма, автор нескольких библейских книг прославился и как мудрый, справедливый судья. В сложных ситуациях боговдохновенный правитель всегда находил правильное решение, а посему и остался в памяти народной. С той поры прошла не одна тысяча лет, юридическая наука не стоит на месте и, тем не менее, человеческая потребность в беспристрастном и справедливом суде не становится менее острой: чем больше законов, тем чаще они нарушаются, чем сложнее законодательство, тем беспомощнее перед ним человек. Современным «соломонам» зачастую приходится принимать «непопулярные» решения, дабы сохранить в неприкосновенности букву закона. Однако справедливо ли это по отношению к людям? Что важнее для государства, человек или закон? Ответить непросто.

Ситуация с открытием в Липецкой области реабилитационного центра для онкобольных детей на территории бывшего лагеря «Радуга» как раз относится к разряду таких трудноразрешимых вопросов. Казалось бы, люди творят благое дело, сил и средств для этого не жалеют, однако в созданном нами мире добро должно быть строго регламентировано. «Души прекрасные порывы» сегодня посвящаются Отчизне только после тщательной экспертизы при условии наличия пакета всех необходимых на это документов. А что же делать, если их нет? Неужели отступиться, перестать быть человеком? Конфликт, который разгорелся между благотворительным фондом «Дети и родители против рака» и Центром развития добровольчества, думается, вызван не просто юридическим недоразумением, небрежением в оформлении всех необходимых документов и соблюдении процедур, это столкновение двух сторон русской ментальности. Слово их выразителям.

Альбина КОРНЕВА, руководитель фонда «Дети и родители против рака»:

– Идея создать реабилитационный центр для онкобольных детей родилась ещё в 2008 году. Это не блажь какая-то была, необходимость эту я выстрадала как наученный горьким опытом человек, как мать осознала. За жизнь сына я билась несколько лет, и до сих пор живу в тревоге. Перенесённое онкозаболевание, мучительный период восстановления, рецидив, бесконечные анализы, больницы, страх потерять ребёнка… Матери, побывавшие в подобной ситуации, меня поймут, а справедливей и человечней этого суда я не знаю.

Когда после химиотерапии, практически полумёртвого, я привозила сына на природу, он постепенно оживал: начинал ходить, бегать, кушать. Лес буквально исцелял его, и я решила: сделаю всё, но благоустроенный центр в красивом лесу для больных детей будет!

Идею эту в 2013 году я озвучила и руководству региона. Оно меня поддержало. Разные участки мне предлагали. Только в одном случае они находились далеко от областной детской больницы, в другом – в опасной близости от дороги. А «Радуга» как-то сразу на сердце легла: аура что ли здесь какая-то особая, лес приветливый. Вновь в областную администрацию обратилась: «Который год территория бывшего лагеря пустует, а место отличное». Мне дали добро. Подписали договор с Центром развития добровольчества, и я пошла дальше. Экспертизу состояния строений провела. Лагерь, конечно, в плачевном состоянии был. По каждому зданию и сооружению выносился вердикт: частично работоспособное, износ коммуникаций составляет столько-то процентов и так далее. Все соответствующие документы имеются. Нужно было разработать проект по газу, так ребята из Центра развития добровольчества мне помогли: предоставили всю необходимую документацию, свидетельства на права собственности всех зданий, которые включались в проект. У нас хорошие тогда отношения были.

Возникла необходимость вести в лагерь свет. Работы эти можно производить, только имея свидетельство о праве собственности на землю. Выяснилось, нет ни свидетельства, ни кадастрового номера участка. Стала стучать во все инстанции, чтобы землю узаконили. И опять мне пошли навстречу. Участок оформили. Предстояло передать его в бессрочное пользование. Тогда я имела на эту землю такое же право, как и добровольческий центр. Написала заявление в управление лесного хозяйства с просьбой разрешить мне взять данный участок в аренду. Мне сказали: участок сформирован целиком и отдаётся полностью, по деньгам аренду не потянете, да и много это для вас. А вот для Центра добровольчества это будет бесплатно. Муниципальная структура, и земля ей передаётся без денег.

Я согласилась, с собственником можно было заключить договор безвозмездного срочного пользования нужным мне участком земли. Месяц проходит, второй, третий – центр заявление на оформление в собственность земли не подаёт. Готова сама была отвезти, просила. Пришлось снова писать в разные инстанции. Чокнутой стали меня считать, но своего добилась. Подали заявление, оформили собственность 14 декабря 2015 года. В решении управления лесного хозяйства области о предоставлении в бессрочное пользование участка добровольческому центру в пункте 2.2 предписано: «В соответствии со статьёй 88 Лесного кодекса составить проект освоения лесов и предоставить его в трёхмесячный срок с даты подписания решения в управление лесного хозяйства для проведения государственной экспертизы». Понятно, без этого проекта я не могла заниматься необходимыми для создания реабилитационного центра делами.

Ждала. Была договорённость: бумаги готовятся без проволочек, потом я делаю дорожки и всё, что задумала. В марте шестнадцатого года добровольцы должны были отдать проект на экспертизу. Однако в апреле выяснилось: никто ничего не делал. Вновь начинаю обивать пороги, звонить, писать. На приёме в управлении лесного хозяйства Центр добровольчества заверил, что в течение месяца проект освоения лесов будет сдан. Обнадёженная обещанием, я приступила к работам. В июне-июле сделала дорожки, убрала полуразрушенные стены туалета. На его фундаменте, а не с нуля, как это пытаются преподнести, начала возводить новую, уютную столовую – отремонтировать огромное помещение старой мы были не в состоянии.

Комиссия приехала в августе, со мной никто разговаривать не стал. В итоге от имени директора Центра развития добровольчества были написаны заявление в прокуратуру Грязинского района, заявление в управление лесного хозяйства с просьбой провести проверку законности моих действий. В этом заявлении, написанном на трёх листах, говорилось о том, что я собираюсь завозить детей со всяческими нарушениями санитарно-эпидемиологических норм, го­ворилось о  моей  неадекватности,  выражалась просьба производить проверку скрытно. Я была поражена, но продолжала верить в благополучный исход.

Никакой финансовой поддержки я не требовала, работы по созданию центра производились на спонсорские деньги. Содержание лагеря – 4 миллиона рублей ежегодно – также брал на себя благотворитель. Планировались приобретение комфортабельного автобуса, установка беседок, обеспечение лагеря звуковой аппаратурой, системой автоматического орошения. Один корпус мы сделали жилым: туалет, душ, канализация. На семь детей и родителей. Соляная пещера, сенсорная комната, зал ЛФК. Подключили Интернет, телефон и многое другое. В этом центре не только 22 миллиона рублей, в этом моя живая душа и души тех, кто не покладая рук трудился здесь. Трудился во имя жизни.

Да, мы торопились, но рак не ждёт оформления документов. Помощь детям нужна сейчас. Я верила, я надеялась, я просила, делала что могла. В том злополучном договоре чётко было указано, что земля нужна была мне для создания центра реабилитации. Как это можно было сделать на территории разрушенного, заброшенного лагеря, не производя тех работ, которые я произвела, думаю, не знает никто.

На сегодняшний день договор с благотворительным фондом расторгнут. И сделано это именно в тот момент, когда мы стоим на пороге завершения работ. Нас обвиняют в том, что мы на месте старого туалета построили благоустроенное здание. В том, что заброшенную территорию превратили в цветущий сад. В том, что осквернили своим присутствием природоохранную территорию. Реабилитационный центр, аналогов которому нет в России, будет разрушен. Но во имя чего?

Дмитрий ПОДХАЛЮЗИН, директор областного Центра развития добровольчества:

– Мы устали оправдываться, выслушивать и читать гадости про нас. Директор фонда «Дети и родители против рака» искажает факты, подменяет термины и определения. Она за три года даже не в силах запомнить, какой договор был с ней заключен – договор безвозмездного срочного пользования, а не договор аренды, как она везде заявляет. 

Поиск земли, не предназначенной для строительства, начался фондом задолго до заключения договора пользования «Радугой». Напомним, что договор был заключен в августе 2014 года. Альбина Корнева ещё в феврале 2014 года, то есть за полгода до заключения с нами договора пользования «Радугой», обращалась в федеральные органы власти. В марте этого же года фондом был получен ответ Рослесхоза (ответ размещён фондом в социальной сети «Фейсбук»), в котором чёрным по белому было написано: «Лесным кодексом Российской Федерации не предусмотрено использование лесов для строительства реабилитационного центра». Также фонду был разъяснён порядок перевода земель лесного фонда в земли иных категорий.

Представляется, что тогда фонд это понимал, ведь уже 11 апреля 2014 года, то есть через полмесяца после письма Рослесхоза, фондом была создана петиция и написано заявление в адрес руководства нашей области. 

Уже в июле 2014 года управление лесного хозяйства начало процедуру по изменению границ лесопарковых зон Грязинского лесничества. Проект постановления администрации Липецкой области об изменении границ лесопарковой зоны этого лесничества размещён в Интернете в свободном доступе и до сих пор располагается как обсуждаемый проект на сайте областной администрации. 

Таким образом, можно сделать вывод о том, что Альбина Корнева осознавала, во-первых, процедуру и механизм вывода земель из лесного фонда; во-вторых, отсутствие возможности строить до вывода земель. 

Что же изменилось с 2014 года? Почему вдруг Альбина Викторовна забыла про свою многочисленную переписку и подробно изложенные ответы? Почему ей вдруг стали все должны? 

А теперь хочется прокомментировать информацию, предъявляемую директором фонда в различных интервью. 

Никакой помощи в разработке проекта по газу Центр добровольчества не оказывал, да и не мог оказать ввиду отсутствия правовых оснований разработки газоснабжения.

Впервые о проекте газоснабжения ЦРД узнал в апреле 2016 года, когда Альбина Корнева принесла заполненное от нашего имени заявление на выдачу технических условий на газ и потребовала подписать. Тогда ей было пояснено, что на нашем лесном участке запрещено проектирование и строительство газопроводов. Несмотря на это, она продолжила требовать подписать заявление, после чего начала строчить многочисленные жалобы на нас всем, кому только можно. В целях разъяснения ситуации о возможности проектирования и строительства газопровода мы обратились в управление лесного хозяйства. Там был дан ответ: строить газопровод нельзя и никаких документов для его строительства фонду не передавалось.

Что касается вопроса оформления земли, то она изначально находилась в федеральной собственности, нужно было лишь провести работы по формированию лесного участка и предоставлению участка ЦРД, что и было сделано, только не Альбиной Корневой, а управлениями имущественных отношений, лесного хозяйства и ФКП.

Альбина Корнева утверждает, что тогда имела на землю такое же право. Откуда она это взяла, остаётся только гадать. Ведь ещё в июне 2014 года администрация области сообщала ей, что лесной участок будет предоставляться только государственному или муниципальному учреждению, к которым ни фонд, ни тем более Альбина Викторовна не относятся.

Кроме того, фонд, у которого здания находятся в безвозмездном срочном пользовании, не имеет никаких прав на лесной участок и не может требовать предоставления ему такого участка. В соответствии с Лесным кодексом лесные участки, занятые зданиями, сооружениями, предоставляются собственникам этих зданий, сооружений или юридическим лицам, которым эти объекты предоставлены на праве оперативного управления или хозяйственного ведения.

Поэтому Корневой никто не мог сказать, что она имеет право на лесной участок, и никто не мог согласовать с ней предоставление лесного участка его законному обладателю – Центру развития добровольчества.

Отметим, что на этом участке нельзя ничего делать ни с проектом освоения лесов, ни без него, ведь участок фонду не принадлежит. Никакой договорённости с ЦРД о том, что она сделает дорожки и всё, что задумала, не было. Напротив, мы неоднократно писали письма о том, что строить на участке нельзя. Теперь Альбина Викторовна утверждает, что никаких писем не было, однако если показать публике её гневные ответы, то ни у кого не останется сомнений, получала ли она наши предупреждения.

С декабря 2015 года была начата работа по подготовке проекта освоения лесов, и в апреле уже был заключен государственный контракт на разработку проекта освоения лесов. Вскоре он был отдан на государственную экспертизу, однако из-за «боевых действий» фонда по «освоению лесов» проект её не прошёл. В Центр развития добровольчества нагрянула выездная внеплановая проверка по вопросу использования лесного участка, нам было выдано предписание на четырёх листах всё снести, под угрозой оказалась возможность исполнения государственного контракта на разработку проекта освоения лесов.

Альбина Викторовна утверждает, что ей много чего обещали. Опять ложь! Никто ей ничего не обещал и не мог обещать, а, наоборот, в апреле и мае с ней встречались, объясняли, что строить нельзя ни дорожки, ни тем более капитальные здания. Объясняли, что реконструировать туалет в столовую нельзя, однако Альбина Викторовна всё хуже воспринимала конструктивную критику и не прикладывала никаких усилий по соблюдению закона.

Кроме того, Альбина Корнева утверждает, что столовая построена на фундаменте туалета, а не с нуля. Весьма интересное заявление! Ведь туалет имел размеры 3,5 х 6,5 метров, а возникшая на его фундаменте столовая – 12 х 15 метров.

Есть и много других аналогичных моментов, когда Альбина Викторовна выдаёт желаемое за действительное. И если бы она соизволила выполнить неотвратимые требования закона, то уже на стадии разработки проекта поняла бы, что строить там ничего нельзя, и тем самым сэкономила бы привлечённые денежные средства, сохранила нервы и наши дружественные отношения.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных