Вт, 22 Января, 2019
Липецк: -13° $ 66.36 75.55
Вт, 22 Января, 2019
Липецк: -13° $ 66.36 75.55

НЕбезопасная школа

13.02.2018

Новостные сообщения о расстрелах учащихся в американских школах, увы, не редкость. В России до недавнего времени и представить себе такое было невозможно. Но вдруг: резня в Перми, топор и коктейли Молотова в Улан-Удэ, инцидент в селе Смольное под Челябинском – все эти случаи вызывают оторопь и страх за детей у ответственных родителей. Волна насилия, к сожалению, докатилась и до наших школ. Что же делать в сложившейся ситуации, как обеспечить безопасность российских школьников?

Александр МОЧАЛОВ, председатель департамента образования администрации Липецка:

– В связи с чрезвычайными происшествиями в школах Перми и Бурятии пропускной режим в образовательных учреждениях города усилен. С представителями частных охранных предприятий, которые обеспечивают безопасность в учреждениях, проводятся дополнительные инструктажи. Доступ в учебные заведения посторонним лицам строго ограничен.

Особое внимание уделено профилактической работе со школьниками и их родителями. Все школы и более половины детских садов оснащены камерами видеонаблюдения, позволяющими просматривать периметр, вход и выход из учреждения. В этом году за счёт городского бюджета планируется доукомплектовать ими все образовательные учреждения.

Кроме того, школы и детсады областного центра оснащены «тревожной кнопкой» прямой связи с УМВД, что позволяет группам быстрого реагирования прибыть к месту происшествия в течение 5 минут.

Людмила КУРАКОВА, Уполномоченный по правам ребёнка в Липецкой области:

– Постоянно думаю об этой проблеме. Я сама мать и бабушка, очень болезненно воспринимаю новости о ЧП в российских школах. Естественно, задаюсь вопросом о том, как сделать пребывание наших детей в школе безопасным.

Сложность в том, что все мы – выходцы из советского прошлого и отчасти продолжаем жить его мерками. Тогда и в страшном сне никто не мог представить себе, что школа станет источником криминальных сводок. К спокойствию привыкли. Однако действительность заставляет вспомнить о наличии оружия у населения, об информационных атаках и наркотиках.

В Шотландии, где в составе российской делегации мне довелось побывать, нас пустили в школу только после того, как мы надели гостевые бейджи и не снимали их на протяжении всего визита. В Америке сотрудники детского дома с удовольствием рассказывали о свой работе, но внутрь помещения войти не удалось: «посещение незнакомых людей может травмировать психику ребёнка».

На данный момент в ряде наших образовательных учреждений на входе дежурят охранники из частных предприятий. Однако, на мой взгляд, поддерживая некоторый порядок на входе, такая охрана не способна решать более серьёзные, связанные с обеспечением безопасности задачи. Это простые привратники, которые в случае необходимости нажимают на тревожную кнопку.

Что же тогда делать: оборудовать входы специальными турникетами, проверять всех входящих металлоискателями, убрать учебные классы с первого этажа?

В любом случае решать эти вопросы  должны  профессионалы. Не­обходима специальная программа, направленная на обеспечение безопасности российских школ, и специально обученные люди, несущие ответственность за взятые на себя обязательства. Всё должно быть предельно чётко; выработан, если хотите, особый режим, алгоритм действий в случае угрозы, которым обязаны руководствоваться охранники и подчиняться которому должны все в школе. Крайне важно обеспечить дифференцированный подход – у школ разные планировки и количество учащихся.

Охранять и защищать людей – это целая наука. Сегодня не каждый родитель способен заплатить за такую охрану, поэтому заниматься вопросами безопасности, по моему мнению, должны государственные структуры.

Светлана ТЮНИНА, директор липецкого лицея № 3 им. К.А. Москаленко:

– В советской школе не было охраны. Эту функцию выполняли милые женщины – технички, которые представляли настоящую угрозу для хулиганов. Охрана в школах появилась после печально известных событий в Беслане, когда группа террористов взяла в заложники учеников и родителей.

Признаюсь, моё отношение к работникам ЧОПов противоречивое. Считаю, что качество работы зависит не от частного охранного предприятия, а от человека, выполняющего свои обязанности.

В нашей школе уже несколько лет работает охранником подполковник в отставке Александр Буланный, обладающий не только профессиональными знаниями, но и жизненным опытом.

Альтернативой представителям ЧОПов, на мой взгляд, могут стать вахтёры или диспетчеры, ставки которых вносятся в штатные расписания школ. Однако для подобных изменений требуются дополнительные денежные средства.

Многие родители негативно отзываются об охране в школе и утверждают, что учебным заведениям деньги на эти цели выделяются. Действительно, бюджетом предусмотрены средства на ежемесячную оплату так называемой «тревожной кнопки» связи с УМВД, по сигналу которой приезжает группа быстрого реагирования. Кроме того, в ряде школ существует видеонаблюдение, финансируемое из бюджета.

Денег для организации физической охраны в бюджетном плане не предусмотрено, но я убеждена, что они должны быть там заложены.

Анна ДРОЗД, одиннадцатиклассница липецкой школы № 47:

– На мой взгляд, повышение уровня безопасности в школах остаётся одним из нерешённых вопросов на данный момент. В учебных заведениях всё чаще происходят неприятные инциденты, в которых главную роль играют ученики. Они вооружаются ножами и другим оружием и выступают против своих же одноклассников, учителей.

Считаю, что позаботиться о решении этой проблемы должны, прежде всего, директора. Но для этого им важно иметь финансовую поддержку, которая позволит нанять квалифицированных работников и установить новые системы видеонаблюдения, оповещения. Также необходимо проводить профилактические беседы, рассказывать ученикам об опасностях, которые их подстерегают, и о том, как вести себя в случае теракта или происшествия.

Кроме того, большую роль в современном мире играют средства массовой информации. Думаю, будет хорошо, если по телевидению, радио и в печатных изданиях реже будут встречаться новости о насильственных и террористических группировках.

Марина ВОСТРИКОВА, практикующий психолог:

– Ситуации, когда сами ученики инициируют конфликты, во время которых в ход идёт оружие, поднимают много проблем. Выявить таких ребят можно, но чаще всего для этого в учебных заведениях не хватает специалистов. В большинстве школ работает один психолог, а в некоторых нет и его. Но даже если этот единственный психолог будет высококвалифицированным и будет трудиться 24 часа в сутки, что физически невозможно, в одиночку ему не удастся качественно провести диагностику всех учеников.

Отсюда вторая проблема – выявление ребят, склонных к подобным действиям. Многие успокаивают себя тем, что необходимо просто найти тех, кто проживает в неблагополучных семьях или стоит на учёте в полиции. Но известны случаи, когда за оружие хватаются мальчики и девочки из совершенно обычных семей.

Специалисту необходимо также понимать, как воспитывается ребёнок. И речь не всегда идёт о садизме, побоях, скандалах родителей. Хотя это ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов, поскольку, если ребёнок видит подобную ситуацию, он может стать таким же, как мама или папа, – агрессивным, жестоким, неуправляемым. Речь скорее о том, насколько ребёнок  неодинок,  разговаривают ли с ним о его проблемах, любят ли его. Отсутствие внимания со стороны самых близких людей может также сформировать агрессию, и рано или поздно эта злоба выльется на окружающий мир или конкретных людей.

Следовательно, психологическая работа должна проводиться обязательно. Но при этом важны постановка проблемы на законодательном уровне и выделение дополнительных финансовых средств для её решения. Без этого будет трудно сдвинуться с мёртвой точки и всё останется только на бумаге. А за такой самообман, к сожалению, иногда приходится слишком дорого платить.

Александр МОЧАЛОВ

Александр МОЧАЛОВ

Людмила КУРАКОВА

Людмила КУРАКОВА

Светлана ТЮНИНА

Светлана ТЮНИНА

Марина ВОСТРИКОВА

Марина ВОСТРИКОВА

Анна ДРОЗД

Анна ДРОЗД

Александр МОЧАЛОВ Людмила КУРАКОВА Светлана ТЮНИНА Марина ВОСТРИКОВА Анна ДРОЗД