mvestnik.lpgzt.ru - К Победе! Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
21 августа 2018г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Фото дня 
Кто шагает дружно в ряд?
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Молодежь Липецкой области
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Телерадиокомпания Липецкое время
 
К Победе! 

Голос крови

21.08.2018 "Молодежный вестник". Евгений Козлов
// К Победе!
Фото автора
Фото автора

15 марта 1970 года на имя моей бабушки пришло письмо от краеведов средней школы № 1 города Велиж Смоленской области. В нём школьники-следопыты сообщали о месте захоронения её не вернувшегося с войны мужа – моего деда – Павла Васильевича Зимина.


Ребята просили выслать для школьного музея два его фото 9х12, письма с фронта, краткую биографию. К тому времени бабушки не было в живых уже 11 лет. Следующим адресатом поисковиков стали её дочери.


Во втором послании в общих чертах описывались боевые действия, в которых деду довелось принимать участие, а также указывалась дата его смерти – 14 ноября 1942 года. Сообщалось, что вскоре после ранения он умер в госпитале, был первоначально похоронен в деревне Маклок, на правом берегу Западной Двины, а в 1955-1956 гг. Велижский райвоенкомат произвёл перезахоронение останков советских воинов из одиноких и братских могил, которые находились в разных частях города и окрестных деревнях, на общем братском кладбище в городе Велиж.




Судьба человека


История эта была знакома мне с детства, но особого отклика в душе не находила: уж слишком далеко отстояла она от реальностей мирной жизни. Судьба предка слилась с судьбами миллионов погибших в той вой­не, за давностью лет образ его утратил человеческие черты, обрёл черты монументальные, «бронзовые», героико-романтические. Чудо-богатыри, не боящиеся холода и голода, презирающие боль, не ведающие страха смерти, под руководством мудрых и справедливых командиров всегда побеждающие врага, – боевое поколение роковых сороковых именно таким и представлялось государственной пропагандой. Медные трубы великой истории заглушили голос крови. Пролитой человеческой крови, родной крови…


На могиле деда никто из родственников так и не побывал...


Воспитанные советским обществом в духе коллективизма, любви к социалистическому Отечеству, отдельную человеческую жизнь мы должны были воспринимать как величину, которой можно и должно пренебречь. Если Родина-мать потребует. В одной из песен тех лет есть слова: «Красу твою не старили ни годы, ни беда, Иванами да Марьями гордилась ты всегда. Не все вернулись соколы – кто жив, а кто убит... но слава их высокая тебе принадлежит». Вечно молодая берёзовая Русь и питающие её неиссякаемые синеокие ресурсы. Мать-Родина имеет все права на своего ребёнка – он принадлежит ей по праву рождения, – а у него есть почётная обязанность отдать жизнь во имя славы и долголетия Отчизны!




Плоть к плоти


С годами я стал понимать: весь этот патриотический пафос не имеет ничего общего с чувствами и мыслями тех людей, на долю которых выпало тяжелейшее испытание военного лихолетья. Учебники истории рассказывали о 28 панфиловцах, Александре Матросове, генерале Карбышеве и прочих божествах пантеона Великой Отечественной войны, но в них, кроме облика, не было ничего человеческого. Из нашего дома на проспекте Победы я помню четырёх ветеранов: трое из них, фронтовики, тихо доживая свой век, крепко пили горькую, не носили орденов и о войне почти ничего не рассказывали. Поведение стариков никак не соответствовало кодексу ветерана Великой Победы, звучало диссонансом в торжественном хоре парадных славословий. Деда своего, будь он в живых тогда, я бы, наверное, не понял. Теперь же…


Хочешь узнать правду о войне, поставь себя на место бойца, месяцами впроголодь жившего в грязном, сыром, завшивленном окопе; представь рукопашную схватку, обезумевшие от страха лица, тошно­творный запах человеческих испражнений, крови и себя в них; представь атаку под огнём противника, когда людей в цепи рядом с тобой разрывает в клочья; ночёвки под открытым небом на тридцатиградусном морозе. Постарайся ощутить хоть тысячной долей своего естества всё это, будь честным с самим собой. Только так можно приблизиться к истине...


Была ли у Павла Зимина возможность выжить? Если нет, то почему? Как он продолжал воевать с осознанием отсутствия этой возможности? Что пришлось ему перенести, претерпеть за эти неполные два года войны? Во что он верил и ради чего отдал жизнь? Однажды возникнув, вопросы эти множились. Я понимал: ответа на них не найду уже никогда, но... На могиле деда никто из родственников так и не побывал...




Дороги, которые мы выбираем


От Липецка до Велижа – восемьсот с небольшим километров. Примерно десять часов пути на автомобиле. Ехать решили в ночь, чтобы успеть какое-то время побродить по Смоленску. Переночевать в первый день поездки собирались у друзей в Сафоново (небольшой городок на железнодорожной магистрали Москва – Брест в 102 километрах к востоку от Смоленска) и на следующее утро выехать в Велиж. Предварительно я связался с работниками краеведческого музея города, вкратце рассказал свою историю. Они обещали предоставить всю имеющуюся у них информацию. Брат Николай вызвался прочитать на могиле заупокойную литию, жена взяла на себя всю хозяйственную часть поездки.


Из трёх предложенных навигатором маршрутов выбрали дорогу через Тульскую и Калужскую области: на форумах путешественников эта трасса собрала наибольшее количество благоприятных отзывов.


Ефремов встретил проливным дож­дём, Щёкино – густым туманом, за Калугой небо понемногу стало проясняться. В Юхновском лесничестве остановились в лесу перекусить, разнообразив походный стол едва поспевшей брусникой. Необозримые пространства полей, величие лесов, обрывки свинцовых туч на пасмурном небе суровой северной родины – всё это каждый раз, когда путешествуешь по России, завораживает, втягивает в себя, лечит. В дороге, когда ты полностью отдаёшься ей, душа и пространство неделимы.


В настройках навигатора я поставил галочку напротив опции «Обходить платные участки дороги». Супруга, опасаясь сбиться с курса по обходным путям, долго пеняла мне за упрямство и скупость. Что ж, без копейки рубля не бывает. Но дело не в этом. И даже не в том, что взимание платы за проезд по автодорогам своей страны при нынешних ценах на топ­ливо и ежегодном дорожном налоге, страховках считаю вещью социально несправедливой. Платные магистрали встречаются во всём мире, но в России, где расстояние определяет бытие человека, отношение к дороге совершенное иное. По словам политического философа, социолога религии, известного общественного деятеля Александра Щипкова, это сакральное понятие. «Дорога – это линия, которая соединяет нашу родину между собой, – говорит он. – Когда ты движешься, это пространство твоё. И вдруг дорога платная. Ты подъезжаешь, там стоит семафор, там шлагбаум, ты платишь какие-то деньги, и это уже не твоё. Ты едешь не по своей родине». Чья же она, поделённая ныне шлагбаумами на отдельные платные участки? Вопрос этот поднимал в груди волну. За руль садился брат Николай, и мы ехали дальше. По пока ещё бесплатным участкам своей страны…




А по бокам-то всё косточки русские...


На подъезде к Вязьме всё чаще стали попадаться памятные знаки, монументы, обелиски, братские могилы. Сосчитать их не представляется возможным. Страшной трагедией для города стала Великая Отечественная война. Под Вязьмой разыгралась одна из самых больших катастроф за всю историю российского государства – Вяземская оборонительная операция (октябрь 1941 г.). В этой операции фашистами была разгромлена почти миллионная группировка советских Западного и Резервного фронтов. Только в плен в «Вяземском котле», по немецким данным, попало 663 тысячи советских военнослужащих. В начале 1942 года частями Западного и Калининского фронтов была предпринята попытка освобождения Вязьмы в ходе широкомасштабной Ржевско-Вяземской наступательной операции. Она проходила в несколько этапов, окончилась неудачно и считается одной из самых кровавых операций Великой Отечественной войны. Согласно статистическому исследованию профессора Академии военных наук Григория Федотовича Кривошеева «Россия и СССР в вой­нах XX века», безвозвратные потери советских войск в этих операциях составили более 433 тысяч человек!


В самой Вязьме располагались как минимум два немецких лагеря для военнопленных и мирного населения СССР. Зимой 1941-1942 годов смертность в лагере составляла до 300 человек в день. В списках погибших от ран на территории лагеря – 5500 человек. На территории – 40 (по другим данным – 45) рвов размером 4х100 метров, по площади равных примерно четырём футбольным полям, в которых захоронено, по разным данным, от 70 до 80 тысяч человек! По состоянию на 2009 год, на захоронениях располагаются огороды, гаражи местных жителей, машиностроительное предприятие и Вяземский мясокомбинат, в здании которого лагерь и размещался.


Продолжение следует.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 23 октября 2018 г.
Погода в Липецке День: +9 C°  Ночь: +7 C°
Авторизация 
Напишите о ... 
Уважаемые читатели!
Вы можете оставить свою заявку на статьи. Предлагайте интересующие Вас темы, и мы напишем.
  Вверх