mvestnik.lpgzt.ru - Культ-УРА! Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
2 октября 2018г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Фото дня 
Кто шагает дружно в ряд?
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Молодежь Липецкой области
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Телерадиокомпания Липецкое время
 
Культ-УРА! 

Свой словарь

02.10.2018 "Молодежный вестник".  Игорь ФЛОРЕНСКИЙ, внештатный автор
// Культ-УРА!

Подумаем, что мы имеем в виду, говоря об иностранных словах? Ответ вроде бы простой: иноязычные слова – это то, что заимствовано из других языков. И тогда мы должны считать слова «школа», «класс», «грамота» (из греческого), «карандаш» (из тюркского), «лекция», «аудитория», «сессия» (из латыни) и даже «хлеб» (как утверждает Макс Фасмер в своём «Этимологическом словаре русского языка», из древнегерманского, а возможно, из урало­-алтайских языков или даже из китайского) чуждыми нашему языковому сознанию. Но ведь это не так!


Заимствование слов – естественный и необходимый процесс языкового развития. Правда, не все языки в равной мере восприимчивы к иноязычному влиянию. Так, в Чехословакии длительная культурно-политическая борьба против deutsche Ordnung und Spache привела к тому, что в чешском и словацком оказалось совсем немного слов именно немецкого происхождения: они целенаправленно не допускались в речевой обиход.


Лексическое заимствование обогащает язык и обычно не вредит его самобытности, так как при этом сохраняется основной, свой (пусть даже и впитавший в себя элементы иноязычности) словарь. Но самое главное, неизменным остается присущий языку грамматический строй, не нарушаются внутренне законы языкового развития.



В ЧЁМ, СОБСТВЕННО, ПРОБЛЕМА?


В чём же заключается культурная, лингвистическая, социальная проб­лема – появление и укоренение в языковом сознании иностранных слов? Она явно не связана с самим фактом существования заимствований: их появление в любом языке фатально неотвратимо. Тогда всё-таки в чём же она?


Языки мира постоянно взаимодействуют. Когда исторические судьбы народов пересекaются, слова перетекaют из языка в язык иногда даже против воли говорящих. Нет в мире языков абсолютно чистых, свободных от заимствований. Не лишним будет вспомнить, что в современном английском большая часть лексики восходит к французской. Так что, когда наши соотечественники утверждают, что русский больше, чем другие языки, засорен «иностранщиной», это недоразумение.


Граф Лев Николаевич Толстой, как известно, проповедовал «непротивление злу насилием», но всё же однажды написал: «Если бы я был царь, я бы издал закон, что писатель, который употребит слово, значение которого он не может объяснить, лишается права писать и получает 100 ударов розгами» (из письма Н.Н. Страхову, 5 сентября 1878 года).


Насчёт розог это, пожалуй, слишком, но степень толстовского негодования нам понятна. Мы произносим и – хуже того – пишем слова, порой совсем не понимая, что эти слова обозначают... Вот здесь-то и кроется самая серьёзная проблема, связанная с появлением в языке заимствований. У братьев Стругацких, культовых фантастов 60-70-х ХХ века, в «Сказке о Тройке» есть прелестный эпизод. Невежественный, но необыкновенно настойчивый изобретатель из народа демонстрирует созданное им техническое чудо, нелепость которого очевидна всем присутствующим. Перед демонстрацией агрегата творец произносит такую речь (воспроизводится в полном соответствии с авторским текстом): «Высочайшее достижение нейтронной мегалоплазмы! Ротор поля наподобие дивергенции градуирует себя вдоль спина и там, внутри, обращает материю вопроса в спиритуальные электрические вихри, из коих и возникает синекдоха отвечаний».


Совершенно очевидно, что подобного рода трескучая псевдонаучная лексика, да ещё и совмещённая с просторечиями и устаревшими оборотами, нужна горе-конструктору для предотвращения неизбежного провала его экспериментаторской работы.




КРАСИВО СКАЗАНО, УМНО...


Не лишним в связи с этим припомнить курьёзно-поучительную историю, произошедшую в середине 90-х годов прошлого века с Егором Гайдаром. Преобразователь российской экономической системы отправился в российскую глубинку, где встречался с будущими избирателями (всё это случилось незадолго до президентских выборов 1996-го). На вопрос из зала: «Как вы оцениваете перспективы проводимых правительством реформ?» – бывший первый заместитель главы правительства дал потрясающий ответ: «Дело в том, что я агностик...» Следует немая сцена – реакция присутствующих и слушающих предсказуема: агностик – это кто ж будет?


Положа руку на сердце, уважаемые читатели, сможем ли мы, не пользуясь словарём, вот так сразу объяснить самим себе и окружающим значение этого слова? И вообще, насколько оно активно в нашем лексиконе?


А между тем словари предлагают следующие толкования: «Агностик – сторонник философского учения, отрицающего возможность познания объективного мира»; «человек, отрицающий возможность познания абсолютного или бесконечного, так же как и не признающий возможность доказать или опровергнуть существование внематериального, которое само по себе, возможно, реально существует». Итак, попробуем предположить, что же имел в виду Егор Гайдар...


Если мы в принципе признаём факт невозможности познания мира, то в таком случае ответ на вопрос о перспективах реформ в России уже известен: да кто ж ведает, как оно всё сложится. Может быть, это подразумевалось, может, что иное, но в любом случае дешифровка таких посланий («я – агностик») достаточно сложна, а порой коммуникативно невозможна.




ВОПРОСЫ ЕСТЬ – ОТВЕТОВ НЕТ


Примеры более свежие... Яндекс предлагает узнать о преимуществах лавереджа. Пытаемся «узнать о» и движемся дальше по ссылке: искомое слово имеет какое-то отношение к «торговле валютой онлайн», как-то связано с «деривативными инструментами», здесь замешаны «люди, представленные как трейдеры» и есть «английская версия страницы и дисклеймера». Что же всё-таки такое лавередж, деривативный, трейдер, дисклеймер?


Читаем заголовок в AdNews: «Народ креативит про налог на роскошь (демотиваторы)». Конечно, предельно оригинально смотрится авторское словообразование «креативить», только, увы, к «креативности» (то есть «уровню творческой одарённости, способности к творчеству, составляющему относительно устойчивую характеристику личности», «творческой, созидательной, новаторской деятельности») оно имеет какое-то очень отдалённое отношение. Что подразумевал создатель текста под «креативить»? Кто или что такое «демотиваторы»? Вопросы есть – ответов нет.


А что такое боксофис? (активно употреблялось двумя деятелями российского кино во время теледебатов в канун недавних президентских выборов; речь шла о современном состоянии отечественной культуры). Слово звучало в самых разных контекстах: «общее присутствие в боксофисе», «собрали большой боксофис», «16-процентный боксофис»... Но можем ли мы хоть с какой-либо долей уверенности сказать, что оно означает?


А какие «коренные народы» относятся к «циркумполярным»? А что такое «аффилированные СМИ»? И зачем религиозно-культовое понятие «сакральная жертва» переводить в плоскость сиюминутной, конъюнктурной политической ситуации?




ЗОНА РИСКА


Между тем главное требование культуры речи заключается именно в ответственном отношении к тому, что нами говорится и пишется. С этой точки зрения иностранные слова оказываются, так сказать, зоной риска. И опасности подстерегают здесь на каждом шагу.


С одной стороны, заимствования, не вызывающие никаких внятных ассоциаций (о чём мы говорили выше), с другой – вызывающие ассоциации ложные.


Вот, к примеру, «апробировать». Многие склонны понимать это слово как «испробовать, попробовать» (тем более что корневое образование -проб- подталкивает к этому). И тогда возникают странные выражения вроде «лекарство апробировано на кроликах»...


На самом деле слово «апробировать» означает «официально одобрить, принять, согласиться» (обычно на основании проверки). Так, можно апробировать (т.е. одобрить, согласиться) текст диссертации на заседании кафедры. Впрочем, у многих ставших сейчас расхожими слов есть славное научное прошлое, тем обиднее их неграмотное употребление. Вот некоторые: эпицентр, ностальгия, экология... Остановимся на первом из них.


Слово «эпицентр» часто используют вместо слова «центр».


И мы слышим или читаем: «нахожусь в самом эпицентре событий», «эпицентр располагается», «над эпицентром пожара»... Но в том-то и дело, что эпицентр – это не совсем центр. Элемент эпи-, греческий, кстати, по происхождению, означает примерно то же, что и русские предлоги или приставки «на» и «над»: эпиграф (часть текста произведения, располагаемая над, перед основным текстом), эпитафия (буквально – над мёртвым произнесённое или написанное слово), эпилепсия («болезнь, нападающая на человека»). В строго терминологическом значении слово это может быть употреблено лишь в выражениях «эпицентр землетрясения» или «эпицентр ядерного взрыва». Центр землетрясения находится глубоко под землёй, а эпицентр – на поверхности.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 23 октября 2018 г.
Погода в Липецке День: +9 C°  Ночь: +7 C°
Авторизация 
Напишите о ... 
Уважаемые читатели!
Вы можете оставить свою заявку на статьи. Предлагайте интересующие Вас темы, и мы напишем.
  Вверх